Мария Линдер: шведоязычная финская писательница из рода Мусиных-Пушкиных

В проекте Tekstit liikkeessä (Naiskirjailioiden tuotannon vastaanotto Suomessa ja Venäjällä 1840-2020)/ «Тексты в движении (Восприятие женского литературного творчества в Финляндии и России 1840-2020) творчество писательницы Марии Линдер стало одним из главных источников изучения финско-русской литературной рецепции середины 19 века, и это вполне закономерно. Можно сказать, что вся жизнь Мари/Марии была «в движении»: «горизонтальном» географическом (из Петербурга в Ярославль, Москву, Хельсинки, Париж и опять в Хельсинки) и «вертикальном» духовном (от «жемчужины светского салона Авроры Карамзиной» до одной из первых свободных женщин и так весьма демократичной столицы Великого княжества).

К сожалению, в России имя Мари Линдер практически неизвестно, ни читателям, ни исследователям. Между тем, история жизни этой женщины полна интересных событий и неожиданных для того времени поступков, а ее вклад как писательницы в европейскую женскую литературу весьма важен. Так что, начав работу в исследовательском проекте «Тексты в движении», я довольно быстро поняла, что хочу «откорректировать» движение текстов Мари Линдер в направлении к русскоязычной читающей аудитории.

По этой причине я осмелилась взяться за перевод некоторых глав из романа Линдер «Женщина нашего времени. Описание характера» (En qvinna af vår tid. Karakterstekning) и предложила рассказать о жизни и творчестве этой замечательной женщины на конференции русскоязычного журнала LitereruS «Литература языковых меньшинств, родной язык и интеграция».

Примечательно, что написанный на шведском языке роман Линдер был практически сразу же переведен на датский язык (Stella: En Qvinde af vor Tid. Charakteertegning af Stella. Overs. fra det Svenske. Helsingør, 1868). Перевод на финский язык, который сделала Бенита Холопайнен, появился лишь в 2009 году, именно этот текст и послужил мне основой для перевода глав романа на русский язык.

Конференция, на которой я собиралась представить некоторые свои наблюдения по поводу романа, должна была пройти в марте 2020 года в Хельсинки, но, к сожалению, из-за эпидемии коронавируса была отменена, а доклады участников решено опубликовать в осеннем номере журнала. Вот некоторые тезисы того, о чем бы мне хотелось рассказать участникам конференции.

Итак, единственный роман Мари Линдер Женщина нашего времени. Описание характера был написан в 1867 году на шведском языке и считается одним из первых феминистических романов в истории финской литературы. (Электронная версия романа доступна на сайте проекта gutenberg.org). Трудно не заметить, что название романа представляет собой явную отсылку к русской литературе, а сам роман становится неким литературным женским «инь» к мужскому «ян» в виде «Героя нашего времени» М. Лермонтова.

Причины появления литературного произведения, «живущего» на стыке двух культур, нужно искать в необычности личности Мари Линдер, которая точно так же воспитывалась и жила на стыке русской и европейской (в основном, конечно (шведо)финской, английской и французской) культур.

Мари Линдер, она же Мария Мусина-Пушкина (1840-1870), – дочь Эмилии Шернваль, той самой Эмилии, о которой влюбленный в нее Лермонтов писал, что она Белее, чем лилия, и графа Владимира Мусина-Пушкина, представителя знатного дворянского рода, которого выслали из Петербурга в Гельсингфорс за сочувствие декабристам. В 1854 году, после смерти родителей, Мария переехала из Петербурга в усадьбу Träskändan kartano в Эспоо к своей тетке Авроре Карамзиной.

Спустя два года Мария/Мари была выведена в свет и сразу же стала «украшением салона Авроры». В 1860 году на губернаторском новогоднем балу Мари познакомилась с молодым офицером Константином Линдером и спустя 7 месяцев стала его женой. В 1862 году в семье родился первенец, Константин Линдер купил усадьбу в Kytäjä, где и поселилась молодая семья. Казалось бы, вот оно спокойное семейное счастье, – практически по Льву Толстому. Но нет.

Мари энергично взялась за организацию жизни в усадьбе. Ее интересовали новые методы ведения сельского хозяйства, и на одной из сельскохозяйственных выставок она даже представила сыр, произведенный на ее сыроварне. Не меньше интересовала Мари и просветительская деятельность. Молодая хозяйка Кютяйя открыла школу для крестьянских детей, посещала дома крестьян, помогала в лечении заболевших, а в так называемые «голодные годы» (1866-68) помогала с продовольствием. Кстати, примерно так же вела хозяйство и занималась благотворительной деятельностью ее мать, та самая Эмилия. Все же у матери и у дочери были не только кожа «белее, чем лилия», но и ум, и характер «крепче Бастилии».

Мари прекрасно умела ездить на лошади, причем предпочитала не спокойный бег, а весьма быструю скачку. А еще она любила шокировать жителей Хельсинки тем, что посещала рестораны без сопровождения мужа, пила вино, пиво и даже курила!

Но, пожалуй, самый большой вызов обществу Мари Линдер бросила, став писательницей. В 1866 году она опубликовала несколько небольших статей в шведоязычной газете, а уже в следующем году вышел ее роман «Женщина нашего времени. Описание характера». И статьи, и роман были написаны на шведском языке и опубликованы по псевдонимом – Стелла (Stella).

Читающий и блистающий на балах Гельсингфорс был шокирован: обсуждались и сама писательница, и ее роман о «женщине нашего времени».

К сожалению, в 1870 году Мария Линдер скоропостижно скончалась (говорили, что это было самоубийство). Со временем общество забыло о красавице-бунтарке, а присутствие написанного ею романа в финской литературной жизни практически закончилось.

На протяжении ста с лишним лет литературоведы практически не упоминали о Мари Линдер как о писательнице, и первая большая работа о ней появилась лишь в 1986 году (книга Katri Lehto под названием Kytäjän kreivitär. Marie Linderin elämä). В 2005 году вышла монография Kati Launis Kerrotut naiset: Suomen ensimmäiset naisten kirjoittamat romaanit naiseuden määrittelijöinä, где феномен Мари Линдер впервые анализировался с точки зрения ее вклада в создание и развитие финской женской литературы и в продвижении идей феминизма в Финляндии. (Ссылкa на стать Кати Лаунис: «Minervan temppelissä. Naiset ja lukeminen 1840-60-luvun naisten kirjoittamissa romaaneissa»​)

Надеюсь, что проект «Тексты в движении» поможет восстановить несправедливость и о личности писательница Мари Линдер узнают как можно больше читателей и исследователей не только в Финляндии и в России, но и в других странах.

Наталья Михайлова

Об Айно Куусинен на берегу озера Селигер

29 августа 2019 года я выступила с докладом «Своя среди чужих, чужая среди своих»: мемуары Айно Куусинен «Господь низвергает своих ангелов»на международной конференции «Маргиналии 2019: границы культуры и текста»,которая проходила три последних августовских дня в России в городе Осташков Тверской области.

Хочу немного рассказать о конференции, о своем докладе и о городе Осташков, который, вероятно, известен далеко не так, как Москва или, скажем, Тверь.

Коференции под названием «Маргиналии» проводятся уже седьмой раз, начиная с 2008 года. Я участвовала в шести конференциях и в 2017 году была членом Оргкомитета. Идея «Маргиналий» состоит в том, чтобы сделать центром рассмотрения и обсуждения те явления культуры, которые находятся, с одной стороны, в «пограничных» областях знания, на стыке разных научных дисциплин, а, с другой — не входят в исследовательский «мейнстрим».

фо́то: Ирина Савкина,Светланa Ефремовa 

Конференции о своего рода «маргинальных» научных феноменах всегда проводятся не в больших городах и научных центрах – а на периферии, в маленьких, но исторически значимых городах России. В 2019 году местом проведения стал город Осташков (15, 6 тысяч жителей), который расположен на  берегу озера Селигер. В XVIII  веке застройка Осташкова была признана образцовой и ее воспроизводили при реконструкции всех уездных городов Российской империи.

В настоящее время – это типичный маленький российский городок: уютный, зеленый с доброжелательными и спокойными людьми, в котором  довольно современные гостиницы и магазины соседствуют с разрушающимися старинными особняками и хрущевками.

Как и все остальные конференции цикла «Маргиналии» конференция в Осташкове была представительной (больше 60 докладов) и очень разнообразной. Но одна из секций на семинаре, тоже уже по традиции, была посвящена таким «промежуточным» жанрам, как дневники, записки и воспоминания.

Материалом для анализа в моем докладе были мемуары финской коммунистки, жены известного советского политического деятеля Отто Куусинена, сотрудницы Коминтерна, резидента советской разведки в Японии, узницы Гулага Айно Куусинен (1988- 1971) «Господь низвергает своих ангелов»(Jumala syöksee enkelinsä,в немецком оригинале Der Gott stürzt seine Engel: Memoiren 1917–1965.). В русском переводе воспоминания были изданы в Петрозаводске издательством «Карелия» в 1991году и вызвали заметный резонанс в ряду публикаций о сталинском режиме и судьбе финнов, оказавшихся по различным причинам в Советском Союзе.

В своем докладе я пыталась проанализировать эти воспоминания не как исторический источник, не как свидетельство (достоверное или нет), а как авто(био)графию, поставить вопрос о специфических способах создания нарративной идентичности и проанализировать, как конструируется в избранном тексте авторское Я, идентичность пишущей в идеологическом, национальном и гендерном аспектах. Я пыталась показать, что  в тексте Куусинен, как в любом автонарративе, есть несколько причудливо взаимосвязанных и конкурирующих Я-имиджей. Одна  (но далеко не единственная) из таких self-конструкций  — это образ стойкой несгибаемой финки, горячо любящей свою страну, помогающей «своим» « умеющей проявить выдержку и самодисциплину в любых условиях, образ женского антипода Отто Куусинена.

Доклад вызвал интерес, и мне было задано много вопросов, как на секции, так и в кулуарах конференции. Надеюсь, что эти вопросы помогут мне в написании статьи, где я хочу  обратить внимание и на то, как был воспринят текст Айно Куусинен в России.

Мемуары Айно Куусинен, по-моему, хороший пример текста «в движении» (tekstit liikkeessä): написанный на немецком  языке и опубликованный согласно воле автора после ее смерти, текст Куусинен был сразу же в 1972 году переведен на финский, а в 1991 году в русском переводе он стал одним из «участников» процесса перестройки.

Ирина Савкина

Welcome to Texts on the Move!

Which texts? And what kinds of textual moves are we talking about?

Our starting point: we want to explore various aspects of literary history.

We are concerned with the transnational reception of literary texts penned by women. We also discuss other texts, including essays and other modes of writing that skirt the margins of literature.

The moves or movements to which we allude are multiple: the texts we include may have travelled with their authors,  preceded their journey, been inspired by the author’s travels, or may even have travelled on their own, without the author ever having actually left home. We look at all these movements in the specific context of cultural exchanges between Finland and Russia.

Relations between Finland and Russia have been studied frequently, but literary exchanges between the two countries are not nearly so well researched.  We have adopted a way of seeing that is novel: we begin with women authors and start at the ‘reception end’of the literary process. We ask which texts travelled from Finland to Russia, or vice versa? How did they travel? Why did they? Who chose them? What were the historical and political circumstances that made them interesting? Who brought them safely to their new context? Who read them? How were they received?
We understand the term reception quite broadly. Translation is, of course, key to making reception in new contexts possible, but by no means is it the only consideration. We study how texts were received in the popular press, we look at reviews, articles about authors lives, obituaries and book advertisements, etc. We also examine the presence of texts in libraries and private collections, as well as the question of (inter)textual relations.

Thanks to our engagement with Women Writers in History (a Working Group that forms part of  DARIAH-EU, formed in 2017), we are able to study the Finnish-Russian exchange in the broader context of a wider European framework. This is  important vis à vis‘our authors,’particularly in relation to transnational and/or multilingual authors. We can, for example, begin here to contextualise the nineteenth century networks of Russian writer, Marie Linder (née Мария Мусина-Пушкина, 1840–1870), an aristocrat who moved to Finland, ‘thought in French,’ wrote in Swedish and was translated into Danish.

These connections and networks come to life in the Virtual Research Environment NewWomenWriters, hosted by Huygens ING in The Netherlands.

We hope you enjoy travelling with us!